ПОИСКОВИКИ В ЛИЦАХ

Сергей Шиянов

Сергей Шиянов

Руководитель регионального отделения «Поискового движения России» в Костромской области

   Кострома

В интервью нашему сайту руководитель регионального отделения «Поискового движения России» в Костромской области Сергей Шиянов рассказал о самом запоминающимся моменте за годы в поиске, особенностях организации больших «Вахт Памяти» и опыте работы с молодежью.

Как Вы начали заниматься поисковой работой? 

Всерьёз я стал заниматься поиском в 2009 году с отрядом «Харон», а до это занимался архивным поиском, изучением истории Великой Отечественной войны. Меня привел в поиск мой отец – историк, преподаватель обществоведения. В архивах я собирал информацию о дивизиях, сформированных в Костроме, 118 дивизии, 2-ом формировании 118 дивизии. А первой стала «Вахта Памяти» в Белевском районе Тульской области – «Волховский выступ».

Каким был самый запоминающийся момент за годы в поиске? 

Запомнилось, как в Смоленской области в Духовищенском районе в траншее мы поднимали солдат. Нас было очень мало, мы делали разведку и нашли солдат, оставшихся на поле боя. Когда ты видишь солдата нетронутого, видишь, как он погиб, именно в стрелковых ячейках, траншеях, воронках –  это самый запоминающийся момент. На самом деле трудно все вспомнить, потому что у меня было уже более 80 выездов, и в каждом есть что-то свое.

К примеру, в Духовищенском районе в местечке Плющеево мы делали разведку по местам боев 89-ой гвардейской дивизии совместно с отрядом «Комбат» и ивановским отрядом «Эхо». Там по донесениям в деревне Жуково разворачивалась операция «Суворов» – освобождение Духовщины. Потери были очень большие, мы шли по следам роты противотанковых ружей, у нее была задача - поражение огневых точек и захват непосредственно высоты в обход укрепрайона немцев. И через два дня мы нашли этот маленький пяточек, где в воронках и ячейках полегли все бойцы этой роты.

В прошлом году мы опять работали в этом месте и подняли первого солдата. И в момент зачистки прилетели семь журавлей, они крушили над нами курлыча. У меня не выходило это из головы: «Почему семь журавлей?» И уже в предпоследний день работ я стал проверять протоколы и по итогам работ у нас получилось шесть раскопов. И я говорю коллегам: «Давайте еще утром пойдем поищем» И мы наши ярославца. Интересно, что он проживал в городе Ярославль на Костромском шоссе. Вот такой запоминающийся для меня случай.

В прошлом году Вы были руководителем поисковых работ в рамках экспедиции «Западный фронт-3». Расскажите о особенности организации больших «Вахт Памяти».

В экспедициях «Западный фронт», да и «Калининский фронт» мне запомнилось, что уже сложилась определённая команда из наиболее опытных поисковиков и тех, кто впервые приезжает в такую большую экспедицию, и находят сразу же себе место в этой большой работе. И пришло понимание что, это общее дело, все работают без криков: «Это я сделал»! Есть те, кто занимается транспортом, кто-то готовит документы, каждый выполняет свою работу. Если поставлена задача зачистить участок, как это было у нас на «Калининском фронте», то каждый полной самоотдачей брал лопату и чистил.

И это происходит сейчас на Зайцевой горе на «Западный фронт – 4». Если участок местности нужно зачищать, то поквадратным методом мы постепенно зачищаем местность. Это лучше, чем, когда все бегают и ищут солдат. И «Калининский фронт» мне запомнился тем, что подняли ленинградца, тюменца, а самый первый медальон мы отослали на сканирование. Прошло семь дней, все отряды нашли земляков. Мы сидели в лагере, и я говорю: «Вы знаете, там должен быть костромич». Когда пришли результаты экспертизы, то оказалось, что это уроженец Костромы.

Вы имеете большой опыт работы с молодежью непосредственно в полевых поисковых экспедициях, в том числе с трудными подростками. Как отражается на ребятах выезд на «Вахту Памяти»? Стоит ли привлекать к такой деятельности старших школьников? 

Когда я выезжаю на взрослые «Вахты», я обязательно беру с собой подростков. И у меня такой был случай, я взял сына своих друзей с их разрешения. У него появлялись националистические наклонности, увлёкся определённой символикой, одеждой. Я начал общаться с ним, рассказывал о преступлениях фашизма, спрашивал, что он вообще знает о Великой Отечественной войне. Отношение к фашизму и нацизму изменилось, особенно когда он присутствовал на прочтении медальонов белоруса, украинца, и тут же был казах, и тут же был киргиз. Взгляды этого парня совершенно поменялись.

Что бы Вы сказали молодому человеку, который собирается на свою первую «Вахту Памяти»? 

Нужно понимать, что одно неверное действие – и ты можешь потерять имя солдата, который защищал Отечество.  Не нужно ехать за железом, нужно понять, что ты едешь для чего-то большого. А молодым руководителями я хотел бы сказать, что командир должен всегда служить примером. Должен быть как морально, так и идеологически целеустремленным, прислушиваться  к более опытным поисковикам, постоянно учится, постоянно принимать что-то лучшее и не ставить себя выше других.

ПАРТНЕРЫ ДВИЖЕНИЯ
None
None
Росмолодежь
роспатриотцентр
None
РВИО
None
None
None
None