Без срока давности: каратели в Партизанском крае

Без срока давности: каратели в Партизанском крае
29.06.2020

Общероссийский проект «Без срока давности», c которым мы познакомимся в этом году, включает в себя подготовку сборников документов и выставок. Один из томов посвящен преступлениям гитлеровцев и их пособников против мирных жителей на новгородской земле в 1941-1944 годах. Более 200 документов новгородских и федеральных архивов, вошедших в сборник, стали свидетельством горя и страданий, принесенного нацистами на оккупированные территории. Государственные архивы Новгородской области подготовили серию публикаций, в которых по материалам документальных источников расскажут о злодеяниях захватчиков.

22 июня 1941 года на территорию Советского Союза вторглись германские войска. Уже в июне начались налеты немецких самолетов на Новгородчину, а в середине июля на новгородской земле шли боевые действия.

На захваченных территориях с первых дней был установлен жестокий оккупационный режим. Отношение вермахта к мирному населению регламентировалось указаниями вышестоящего руководства. Еще до начала кампании на Востоке, 13 мая 1941 года начальник верховного командования вермахта генерал-фельдмаршал Кейтель подписал приказ о военной подсудности. Текст документа прямо гласил, что «за действия, совершенные служащими вермахта и его сторонниками против вражеских лиц, не существует необходимость преследования даже тогда, когда их действия являются одновременно военным преступлением…»

За день до нападения на Советский Союз до всего личного состава вермахта был доведен приказ Гитлера о предоставлении командирам немецких частей права применять к мирным жителям любые карательные меры борьбы: сжигать деревни и города, отбирать у людей продовольствие и скот, угонять советских граждан в Германию. Любой командир мог по своему усмотрению относить любого человека к категории «партизан» и поступать с ним по своему усмотрению. Спустя месяц после начала войны, 22 июля 1941 года Гитлер сделал ряд дополнений к «директиве 33», в том числе потребовал применения «самых драконовских мер» и «запугивания» гражданского населения оккупированных районов, «чтобы отбить у него всякую охоту продолжать борьбу». Расстрелы и убийства советских граждан поощрялись наградами и досрочным присвоением званий.

В силу безжалостных законов войны мирное население сел и деревень нередко оказывалось в центре противостояния между гитлеровцами и партизанами. Неся потери от нападений народных мстителей и не в силах справиться с ними, захватчики всю ярость своего гнева обрушивали на самых беззащитных: за гибель каждого оккупанта расплачивались жизнями десятки женщин, детей и стариков. И нельзя согласиться с теми исследователями, которые упрекают партизан в несоразмерности ущерба от их операций и ответных мер гитлеровцев.

Ответственность за карательные акции несут их организаторы и участники. Документы свидетельствуют, что, вступив на русскую землю, немцы сразу начали проводить политику истребления мирного населения, и развитие партизанского движения во многом было не причиной, а следствием безжалостных действий противника.

Осенью 1941 года в юго-западной части Ленинградской области возник первый Партизанский край, ядром которого стали отряды 2-й Ленинградской партизанской бригады Н. Г. Васильева и С. А. Орлова. На 15 ноября в бригаде действовали семь отрядов. Партизаны контролировали колхозы и целые сельсоветы. В Белебёлковском и Дедовичском районах были созданы оргтройки, занимавшиеся хозяйственной деятельностью в тылу врага.

30 ноября 1941 года началась первая карательная экспедиция против Партизанского края. На борьбу с народными мстителями и для проведения карательных акций было направлено более 4 тысяч человек. Всей операцией руководил комендант 584-го армейского тылового района генерал-лейтенант Шпейман. Каратели прибыли от Поддорья, Старой Руссы, Дедовичей и Дна, со стороны Локни. Обложив территорию Партизанского края своими отрядами и отрезав пути к основным базам партизанских отрядов, немцы посчитали, что «партизаны загнаны в мешок и осталось только его завязать».

Каратели безжалостно расправлялись с мирными жителями, как непосредственно на территории края, так и в близлежащих районах. В первую очередь их жертвами становились советские и партийные работники, сельские активисты, председатели сельсоветов и колхозов и члены их семей. Член оргтройки Дедовичского района Е. М. Петрова писала, что «немцы организовали охоту за активом», посылая «карателей по отдельным деревням для ловли актива и вербовки предателей».

В деревне Бураково Поддорского района, где большой отряд немцев появился уже 30 ноября 1941 года, была сожжена семья бригадира колхоза В. Петрова: его жена и пятеро детей от полутора до 16 лет. 1 декабря пять человек были сожжены в деревне Жарки.

Проживавшая в оккупации в деревне Лисичкино Н. И. Тихомирова свидетельствовала: «1 декабря в Поддорье прибыл карательный отряд, мы об этом не знали, узнали лишь во второй день, когда они приехали в Лисичкино, где убивают Грузинова Н. И., сжигают дом Ивановой Е., она скрывается, наша семья осталась не тронутой». Все жители деревни были собраны в центре деревни и выстроены в линию, по краям поставлены четыре пулемета.

В каждой деревне гитлеровцы устраивали подобные акции устрашения, сжигая дома, в которых жили семьи партизан и активистов, а нередко и всю деревню. В Поддорском районе показательные казни были устроены в деревнях Нивки, Петихино, Фелистово, Вещанка, Высокое, Фатькино, Барулино. По данным 2-й бригады, в период с 1 по 7 декабря 1941 года был убит 101 человек (64 мужчины, 31 женщина, 6 подростков), враг полностью сжег 20 деревень, частично – 19 деревень, а всего было сожжено 486 колхозных дворов. Убитые мирные граждане записывались немецким командованием в «партизаны»: так, 3 декабря оперативный отдел штаба группы армий «Север» отметил, что «причастные к партизанам деревни сожжены. Расстреляно 116 партизан».

Несмотря на проводимые зверства, немцы находили пособников из числа местного населения. В Поддорье им стал В. Баранов, в Лисичкино – учитель Крылов. Обоих затем убили партизаны. В Гребло – полицейский К. Никифоров, в Переезде – староста П. Притиков. Они сопровождали карателей и указывали на семьи партизан и активистов. Такие люди вызывали неприязнь у односельчан. Как вспоминал К. М. Гаврилов, жители Лисичкино не выдали председателя колхоза Е. Т. Иванову, которую искали немцы, хотя она была в деревне.
Карателям удалось проникнуть в центр Партизанского края в Белебёлковском районе. 2 декабря карательный отряд Карла Куца прибыл в Папоротно. Немцы подожгли деревню и расстреляли 9 мужчин – рядовых колхозников. 3 декабря этот же отряд арестовал 9 человек в деревне Перстово, в том числе председателя колхоза «Большевик» Т. П. Петрова, кладовщика колхоза П. М. Михайлову, семью ветфельдшера Н. А. Орлова и других, в том числе двух подростков 10 и 11 лет. На глазах населения все схваченные были жестоко избиты, брошены в сарай и сожжены.

7 декабря 1941 года был проведен публичный расстрел председателя колхоза «Красная заря» Прудского сельсовета М. В. Иванова и колхозников И. П. Игнатьева, П. И. Андреева, Е. В. Иванова. В деревне Чёрная каратели искали председателя Зелемского сельсовета К. Д. Минина. Когда поиски не увенчались успехом, захватчики сожгли дом, в котором под полом прятался Клим Дмитриевич – там он сгорел заживо.

4 декабря 1941 года партизанский отряд «Храбрый» дал бой карателям, которые рвались к главному лагерю бригады со стороны деревень Серболово и Папоротно. С 11 до 18 часов бойцы отряда сдерживали натиск врага, два раза лихо ходили в атаку. В результате боя было убито от 35 до 40 немцев. Выполнив задачу, отряд отошел в Рдейские болота. «Вести позиционную борьбу, приняв оборону, не имело никакого смысла для партизанских отрядов и было не под силу с нашим вооружением», – признавал комиссар бригады С. А. Орлов. Все отряды были отведены в Рдейские и Татинские болота.

Впоследствии комиссар Дедовичского отряда А. Ф. Майоров вспоминал те тяжелые дни: «Первое время мы не могли решить: как вернуться, ведь население нам помогало, а мы, в трудную для него минуту, ушли, не смогли защитить». Но люди снова встретили партизан с радушием. Уже 10 декабря партизаны атаковали несколько гитлеровских гарнизонов, очистили ряд сел и деревень от карателей. К середине декабря контроль над территорией Партизанского края был восстановлен.

В течение последующих месяцев каратели продолжали нападать на отдельные деревни. Так, в конце февраля 1942 года гитлеровцы ворвались в деревню Великая Нива Дедовичского района, где партизаны проводили сбор подписей под письмом И. В. Сталину. В деревне были убиты советские активисты, в том числе руководитель Волотовского подполья П. А. Васькин. Готовившаяся в это время большая карательная экспедиция была предотвращена успешными ударами 2-й бригады по базам противника в Дедовичах, деревнях Ясски и Тюриково.

В мае-июне 1942 года против Партизанского края были проведены две масштабные экспедиции. К этому времени в оперативном подчинении Н. Г. Васильева находилось уже более 2 тысяч человек, которые защищали границы края и мирных жителей.

Летом 1942 года немцы применили тактику планомерного наступления на Партизанский край и уничтожения с помощью артиллерии и авиации всех населенных пунктов, где партизаны могли получить поддержку. 25-30 июня 1942 года каратели сожгли несколько деревень Белебёлковского района, в том числе Великое Село, Большое и Малое Пухово и другие. Жительница деревни Кремень И. И. Радионова свидетельствовала: «3 июля 1942 года, днем, не знаю по какой причине, стоявшая невдалеке артиллерийская немецкая часть открыла внезапный артиллерийский огонь по нашей деревне, состоящей из 10 домов и других построек. Часть домов сгорели, остальные были разрушены артиллерийскими снарядами». «Когда население было ограблено, – показывала на допросе жительница деревни Зимник В. С. Николаева, – то немцы 20 июля 1942 года артиллерийским огнем сожгли и разрушили деревню, ввиду чего население было вынуждено жить в землянках». Стремясь помешать уборке урожая, гитлеровцы обстреливали работающих на полях колхозников.

Продолжались репрессии против мирного населения. В июле после зверских пыток был расстрелян председатель Зелемского сельсовета Белебёлковского района А.И. Ильин. 5 августа 1942 года был арестован председатель Великосельского совета Н. С. Савельев, пришедший к своей семье: «Его схватили в поле, привязали к лошади и тащили на веревке до Белебёлки. Его мучили еще два дня, а потом по слухам расстреляли в Литвинове, – вспоминала жена Евдокия Савельева. – Поздним вечером я отправилась в Белебёлку, яма, в которой зарыли казненных, находилась в Литвинове, в ней насчитала 12 человек» (из книги «Партизанское движение на Поддорской земле», 2016 год).

В обращении Ленинградского обкома ВКП(б) и Политуправления Северо-Западного фронта сообщалось, что за четыре месяца, с 1 мая по 1 сентября 1942 года, в Дедовичском, Дновском, Белебёлковском и Поддорском районах между реками Ловать и Шелонь немцы сровняли с землей более 350 населенных пунктов и сожгли дотла 4200 домов и строений.

В ночь с 7 на 8 августа 1942 года началась четвертая карательная экспедиция против Партизанского края. Карателями было создано более чем пятикратное превосходство над силами партизан (к границам края было стянуто более 6 тысяч человек). 7 сентября, спустя месяц тяжелых боев, партизаны были вынуждены оставить территорию края. Большинство мирного населения было угнано немцами за линию железной дороги.

Оккупанты безжалостно расправлялись со всеми, на кого падало подозрение в неповиновении или помощи партизанам. 10 августа в деревне Рябьи Роги Белебёлковского района каратели устроили жестокое избиение советских граждан прикладами винтовок и палками. В одной из землянок они обнаружили тяжелобольного И. И. Соловьёва и его мать, которые не могли двигаться и стоять в строю. Немецкий офицер в упор расстрелял Соловьёва, а его мать избил прикладом винтовки. 12 августа в селе Белебёлка были расстреляны жители деревни Леша – Саратов, который якобы имел у себя радиостанцию, и деревни Сидорково – Д. И. Иванов и другие, 20 августа расстрелян вместе с женой председатель колхоза «Новый труд» Е. А. Алексеев, в августе в деревне Гридино был сожжен житель деревни Шкворово Т. Д. Дмитриев. Перед казнью советских граждан подвергали пыткам и избиениям. У деревни Гривки Белебёлковского района партизанская разведка обнаружила более десяти трупов женщин и детей, расстрелянных карателями.

«В сентябре месяце 1942 г. в д. Переезд Белебёлковского района прибыл карательный отряд в 400 человек. В то время в деревне Холстинки находился партизанский отряд. По приезду немцев, партизанами был открыт пулеметный огонь. Со стороны немцев при артобстреле были уничтожены постройки деревни Переезд. По приказу немецкого командования жители были собраны и закрыты под охраной на колхозном скотном дворе, где находились в течение суток», – сообщалось в акте комиссии по содействию, расследовавшей злодеяния захватчиков в 1945 году. В деревне были арестованы два человека и увезены в немецкий штаб в деревню Ровно.

Спасаясь от непрерывных карательных акций, жители бывшего Партизанского края спасались в лесу. К сентябрю в лесах края оставалось около 400-500 человек Немцы и их пособники считали колхозников бесправными рабами, безжалостно убивали и угоняли людей. В декабре 1942 года несколько полицаев зашли в дом М. Г. Григорьевой в деревне Кстечки и потребовали патефон. Когда патефона не оказалось, женщину выгнали на улицу и расстреляли. 12 декабря 1942 года отряд под командованием фельдфебеля Шульца прибыл в деревню Шушелово. Здесь карателям удалось поймать только 13 жителей деревни. Все схваченные колхозники были привезены в деревню Петрово, где 12 дней работали на строительстве блиндажей и конюшен по 16 часов в сутки. За это время люди не получали никакой пищи и питались падалью и отбросами. 25 декабря все 13 человек были расстреляны.

Черным днем в истории Новгородчины стало 19 декабря 1942 года. В этот день немцами и русскими карателями из печально известного батальона «Шелонь» были убиты жители деревень Бычково и Починок – около этих деревень партизаны напали на немецкий обоз. В тот же день колонна противника, не доходя до деревни Карабинец, открыла артиллерийский огонь по мирным жителям. «На краю деревни проживал гражданин Вихров Петр Михайлович, который в момент прихода немцев в деревню рубил на дворе дрова, – сообщал акт Белебёлковской районной комиссии. – Немцы избрали его своей мишенью и открыли по нему огонь из винтовок и автоматов, после чего, подойдя к дому Вихрова, бросили гранату. Осколком гранаты был выбит глаз его жене Вихровой Татьяне Ефтифеевне. Не ограничиваясь этим, немцы открыли огонь по дому Вихрова из винтовок. При этом были тяжело ранены девочки Гаврилова Фрося 15 лет и Котова Феня 14 лет и убита находящаяся в доме гражданка Козырева Капитолина Семеновна».

28 февраля 1945 года Белебёлковская районная комиссия подвела итог оккупации района. За период оккупации погибло от рук немецких палачей 536 человек, из них расстреляно – 278 человек, сожжено заживо – 13 человек, повешено – 3 человека, умерло от бомбежек – 6 человек, умерло из-за отсутствия медпомощи – 233 человека. Немцы и их пособники разграбили и уничтожили в районе 91 колхоз со всем имуществом и колхозными постройками, разграбили и выжгли 140 деревень с 3780 домами граждан и со всем им лично принадлежавшим имуществом. В Поддорском районе по данным районной комиссии оккупанты «истребили 70 человек, повесили 2 человека, сожгли 7 человек, 58 человек расстреляли».

ПАРТНЕРЫ ДВИЖЕНИЯ
None
Министерство просвещения
Телеканал "Победа"
Межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества СНГ
Росмолодежь
роспатриотцентр
РДШ
РВИО
None
Волонтеры Победы
None
Память поколений
Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации
Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг
«ЮНАРМИЯ» – российское детско-юношеское движение
3.	Министерство культуры Республики Крым
Портал Ветераны.РФ
Год Памяти и Славы